Вторник, 19.09.2017, 18:25
Приветствую Вас Гость | RSS
Happy hardcore
Главная | Hardcore глазами Dj Or-Beat`а. | Регистрация | Вход
Форма входа

Меню сайта
Категории раздела
Новости [44]
Группы, исполнители, сборники [29]
Альбомы, релизы, композиции [23]
Статьи, заметки [3]
Биографии [7]
Фотогалереи [1]
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Happy rave
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Статистика Liveinternet
    Сайт участник Rambler 100

    Hardcore глазами Dj Or-Beat`а.

    История hardcore

    Для меня хардкор - это прежде всего Голландия, где он расцвел больше всего... А официально эта музыка появилась лет 10 назад в Германии. Немцы из тусовки PCP сделали пластинку, не помню, как она называется, и Lenny Dee выпустил ее у себя на лейбле в 89 году. Это были медленные, мрачные, тяжелые композиции с перегруженными звуками. Хардкор фактически вышел из техно, начал убыстряться, усилятся, ручка distortion выворачивалась все больше и больше. Так и получилась агрессивная, самая тяжелая часть электронной музыки. И эту музыку назвали hardcore. В то время уже существовал живой хардкор, и по аналогии новую электронную музыку назвали так же. В 95-96г большинство лейблов стало ориентироваться на хардкор точно так же, как сейчас многие лейблы переориентировались на медленную музыку (например, Babyboom, который делал punkcore, самый примитивный happy, сейчас делает медленную, мрачную музыку; она неплохо звучит). А happy hardcore затем плавно, через интеллектуальное, ушедшее в trance, acid звучание от Ruffneck или Cenobite, постепенно снизил скорость и ушел. Параллельно развивалась мода на old school, то есть ту же самую музыку, которая выпускалась в 91 году; можно было просто брать с полок эти старые пластинки и играть. Отыграв по второму разу всю старую музыку, начали делать новую, похожую на старую: то было old school, а стало new school. В новой музыке появились элементы, которые хардкор успел приобрести за это время: более перегруженная бочка, мрачные звуки, вместе с этим более качественное звучание сведения; плюс какие-то элементы из коммерческого house, etc. Hо опять-таки - все зависит от лейбла, за которым остается последнее слово.

    География hardcore

    Трудно сказать что-либо о национальных особенностях хардкора. Англия: в основном happy, его основа - breakbeat и jungle. В среднем это 170 ударов/мин, - т.е. не очень сильно перегруженная музыка; присутствуют пианино, этакие "счастливые" сэмплы, женский вокал. Голландия (happy hardcore): не знаю, появился он раньше или позже, но это практически то же самое, только потяжелее, поменьше женских воплей и куча ремикшированных композиций. Больше всего мне нравится именно такой. Германия: здесь требуется разделение на лейблы. Hо мне он не очень нравится, это по большей части мрачная и грязная музыка. Италия: итальянцы молодцы. Есть туса Stunned Guys (Traxtorm Records), есть туса D-Boy. Это MC Rage, Digital Boy, Destroyer. Япония: японский хардкор, в общем, похож на американскую и немецкую музыку, не больше. Австралия: я видел три пластинки, все - полнейшее дерьмо: одинаковое звучание и совершенно незапоминающиеся мелодии. Винил жалко. Наш хардкор намного лучше. Россия: у нас, естественно, своя эволюция хардкора, т.к. он был привезен к нам только спустя несколько лет после своего появления. Мне кажется, русские больше склонны к веселому, мелодичному, мажорному happy.

    Hardcore в мире

    Хардкор "стареет" со временем. Сегодня его энергетика уже не такая, как раньше. Я ставлю пластинку 96 года - меня сразу начинает колбасить, а когда слушаю сегодняшний хардкор - ни фига подобного. Hо то, что хардкор не умер и умирать не собирается, доказывает хотя бы Mystery Day (ежегодная акция 3 июля). Это голландский open-air с кучей танцполов и 30 тысячами габберов. Эти люди заплатили по 100 гульденов, это около $70! Хардкор не умер. Просто сейчас настало такое время, когда некоторым продюсерам, в течение семи лет делавшим одну и ту же музыку, это немножко надоело, и они стали заниматься другими стилями. Hо это не означает, что они перестали делать hardcore. Просто когда ты делаешь музыку профессионально, на высоком уровне, то не исключаются попытки что-то делать в разных стилях. Например, Ruffneck помимо хардкора занимается drum'n'bass (techstep), Buzz Fuzz - трансом, Dana - техно.

    Hardcore в России

    Хардкор появился в России достаточно легко: просто взяли оттуда и пересадили сюда, т.е. для нас весь хардкор начался с happy, а для голландцев happy началось с techno. Так что у нас что-то прижилось, а что-то нет, хотя, кажется, русские всему обрадуются. На данный момент я отвечаю за положение хардкора в России и считаю, что он в весьма неплохом состоянии по сравнению с другими стилями электронной музыки. Мы нашли тех, кому это нужно, и стали теми, кто готов это делать. Hо, собственно, нас не так уж много, хотя за этот год появились как минимум три новые команды, а Deliverance, Xanadu, Zikkurath, Amarantes подтвердили свое существование.

    Классификация hardcore

    Вообще, все классификации придумывают DJs. По стилям hardcore делить достаточно трудно, это предпочтительнее делать по лейблам - всегда можно отличить Ruffneck от Peter Paul Pigmans (3 Steps Ahead), etc. У каждого лейбла есть свое звучание, абсолютно не привязанное ко времени, это нечто вроде стиля в стиле.

    Technohardcore: подобная музыка уже почти не выпускается, хотя немцы и пытаются что-то делать.

    Speedcore: под него практически нереально танцевать, это 220-230 ударов/мин, - короче говоря, мясорубка. Hо эту музыку выпускают одни из самых мощных лейблов, например, Rotterdam Terror Records. Это Isaac, Babyboom.

    Happy hardcore: мне нравится хардкор 95-96 года, это как раз период happy (170-180 ударов/мин). Именно тогда приобрел популярность один из лучших лейблов на сегодняшний день - Penga Rotterdam, который, можно сказать, стал началом начал хардкора.

    Newstyle: это возвращение к 91 году (150-160 ударов/мин). В 95-96г появлялась пара-тройка медленных композиций, но они стали исключением - их нельзя было ни с чем сводить.

    Trancecore: смесь хардкора и транса. Это тяжелая бочка, скорость, трансовое звучание. Самый яркий пример - Cenobite.

    Trashcore: без комментариев.

    Орбитальная станция старается заниматься всяким хардкором, но в основном играется материал из моей коллекции, а там, по большому счету, голландская музыка.

    Заграничные цитадели hardcore

    Если говорить о странах, то это, конечно, Голландия и Италия. В Милане такое место - клуб "Number 1", где три или четыре танцпола, и куда влезает около тысячи человек. В Голландии существует много мест, которые с удовольствием готовы предоставить организаторам свои помещения, - начиная с университетских спортивных комплексов и заканчивая аэродромами. Там на этом сделан огромный бизнес. В Роттердаме, например, есть (или был) Energy Hall, где устраивали вечеринки Paul Elstak и др. В Голландии существуют три - четыре сильные организации, которые занимаются проведением вечеринок и параллельно имеют собственные лейблы. В последнее время, правда, ситуация изменилась. Была такая корпорация - ID&T Music, отправной точкой существования лейбла которой был Thunderdome, вечерина, которую они организовали на выпускной вечер голландских школьников в 93 - 94 году. Вечеринка называлась Final Exam, она собрала 20 тысяч школьников. Тогда сами устроители, офигев от такого успеха, поняли, что заниматься вечеринками очень прибыльно. Несколько DJs на основе ID&T Music создали Dream Team - это Dana, Prophet, Buzz Fuzz, Gizmo. Четверка очень мощно раскручивалась, у каждого персонажа был собственный лейбл. Кто-то создавал карьеру больше как DJ, кто-то как продюсер. Параллельно существовали подкорпорации, куча лейблов, которые делались и закреплялись за какими-то определенными продюсерами. В 97 году фирма дала свободу своим продюсерам, у каждого из которых уже было имя. Они хотели иметь возможность работать с другими организаторами, уже заканчивались сроки контрактов. Таким образом, ID&T Music практически отделалась от всех своих лейблов и сейчас занимается только дистрибуцией. Buzz Fuzz, например, до сих пор содержит лейбл Desert, приглашает новых продюсеров, сам пишется под разными именами, чаще всего итальянскими. ID&T занималась организацией вечеринок, промоушном, работами в журналах и на телевидении. Я люблю HellRaiser - это организация, устраивающая одноименный рейв 2 раза в год; были MysteryLand, Thunderdome, SpeedRaiser и куча других. У них есть глобальные мероприятия и - между ними - короткие, для которых даже не нужно придумывать какие-то особые названия, так как их очень много - они проходят два-три раза в неделю. Что-то вроде "Match Hardcore" и др. В конце концов голландцев просто-напросто перекормили хардкором, и четыре года назад интенсивность расколбаса людей там значительно упала: на вечеринки стали приходить просто так, с пивом, перестали танцевать, перестали угорать. Если бы у нас было нечто вроде, то и нам бы это надоело. Поэтому в Москве так редко и происходят "орбитальные" хардкор-вечерины.

    Промоушн

    Я знаю все, что нужно делать для промоушна хардкора, - как, например, Da Boogie развернулись, - но я ленивый человек, мне интересней сделать вечеринку. Мне больше нравится сам продукт, а не его продажа. Я изготовитель, а не продавец, я могу генерировать какие-то идеи, заниматься идеологией, могу что-то советовать, что-то рекомендовать, играть, культивировать. Hо не хочу продавать. Hе могу окружать себя людьми, которым бы я на 100% что-либо доверил, - пока я не встречал людей, которые сделали бы что-то лучше, чем я - и мне все равно пришлось бы просить их по несколько раз переделывать одно и то же. Возможно, поэтому у "Орбитальной станции" нет человека, который занимался бы прессой.

    Габберы

    На наших вечеринах народ угорает. Все, кто приезжает к нам, уезжают со слезами на глазах - хотят вернуться (все, кроме жадюги-американца Rage). Люди у нас до сих пор кричат, до сих пор поют. А там люди ходят по клубу вразвалочку, иногда берут на подставках для пива автографы, пьют пиво. Начинают танцевать под утро, когда XTC начинает работать. Все это связано с наркотиками и пресыщением людей. Начинает приходить медленный хардкор, а людям это не нравится - они не знают, как под это танцевать. В России вообще-то танцевать как раз не умеют, у нас нет культуры танца, изобретенной в Голландии, что многих и оттолкнуло от хардкора. Многие люди пришли бы к нему, если бы он был более доступен. И то, что я сейчас продолжаю играть старые happy hardcore пластинки, лишь означает, что я не хочу пугать тех, кто может прийти к хардкору, - в принципе, это слишком мрачное звучание. В свое время в Голландии happy, всякие ремиксы помогли привлечь на танцполы массы "фермеров". Сначала это привело на танцпол кучу левого народа, а потом стало много габберов. И продюсеры решили, что им больше не нужны фермеры и что они сделают деньги на одних габберах. Потом, правда, от этого отказались, и в клубы стали приходить люди в спортивных костюмах, на которых был коровий помет. Они стали обламывать своим поведением. Впрочем, у нас тоже есть упертые габберы. Хотя лично я рад на танцполе всем и каждому, потому что хочу расширять сцену хардкора. Я считаю, что не нужно мешать людям, которые пришли на танцпол - ведь они пришли. Может случиться так, что им все понравится. Новички приходят, видят такой угар и после этого, как правило, надолго расстаются с хардкором. Hо нельзя лишать людей возможности узнать что-то новое. Они тоже люди. Вообще я не вижу на танцполе неприятных мне людей. К ним надо мягче относиться, если они не портят атмосферу, не просят поставить Буланову. Я собственными глазами видел транформацию хардкорового народа. Сначала человек приходил в туфлях, белой рубашке, штанах; на следующей вечеринке у него уже были джинсы, потом футболка, потом кроссовки, а потом он приходил лысым. Hе отличишь от габбера. Основоположники моды габберов - голландцы. У нас не каждый может потратить $100 долларов на джинсы, тем более что в наших магазинах левайсов, нужных габберам, не встретишь - это такие светло-светло голубые джинсы (еще модно спортивные штаны). На ногах - Hайки. Цветастая спортивная кофта на голое тело, застегивающаяся на молнии от Kangol; многие ходят в футболках лейбла. Девушки одеваются точно так же, а на голове днем носят обыкновенное каре, а вечером собирают волосы в хвост, выставляя на всеобщее обозрение выбритые виски. Вообще-то касаемо прически мне не очень нравится.

    Army of hardcore

    Габберы - обычные люди. Я против радикализма в любом его проявлении и считаю наши вечерины просто развлечением. У габберов, мне кажется, нет особой психологии, типа не мусорить, хорошо относится к девушкам. Hельзя быть габбером 24 часа в сутки, с мамой.

    Эволюция hardcore у нас

    Собственно, эволюция такая: что мы начали, то и вырастет. Я заложник своего стиля. Я приучил людей, что на хардкор-вечерине может быть jungle- и breakbeat- танцпол, что то же самое может быть даже на одном танцполе. Люди уже не обламываются, а если и обламываются, то только те, кто пять часов в состоянии отрываться под прямую бочку. Hо сейчас вечерины нескольких музыкальных стилей стали практически нормой. Они сейчас проходят под названиями типа "Xtreme Beats" - экстремальная музыка. Hаш "Hardcore vs. Jungle" подтолкнул иностранных продюсеров к проведению подобных gabber-jungle parties на одном танцполе. Они у нас заимствовали удачную фишку. Вообще хардкор в России полностью зависит от того, что происходит в Голландии. А в Голландии happy себя уже исчерпал, все реальные и нереальные вокалы оказались использованы. Мне бы хотелось избавиться от подобной зависимости. Я - за новые русские проекты, за то, чтобы люди получали от наших музыкантов то, что они хотят, а не то, что диктует Голландия.

    Орбитальная Станция

    Фактически Орбитальная станция - это DJ Or-Beat. Все, кроме Da M!ke, занимаются перформансом или производством музыки. В принципе, то, что мы делаем - чистой воды энтузиазм. Захотели - сделали. Например, мы решили выпускать кассеты с записями вечеринок, а до нас этого никто не делал. Или футболки. Hо сейчас люди не очень платежеспособны, и это оборачивается для нас значительными денежными потерями. А сделать так, чтобы продукт обходился дешево, невозможно. Основная цель Орбитальной станции - это, конечно, промоушн хардкора в России. Вечеринки, встречи типа габбер-маяка, выездные тусы, габбер-туры и т.д. Нам нет реальной конкуренции, хотя я хотел бы, чтобы появилась некая альтернатива Орбитальной станции - чтобы габберам можно было выбирать. По той же причине я не хочу устраивать party в одном и том же клубе - мне интересно, чтобы люди тосковали по МАИ, открыли для себя "Центр": чем больше появляется новых интересных мест, тем это становится интереснее людям.

    Танцевальная культура в России

    ...она никакая. Если сравнивать положение хардкора с другими стилями электронной музыки, то он, конечно, здесь более популярен. Несмотря на засилье других стилей (90% эфира Станции - house), большинство house-DJs сидят без работы: они готовы вылизать жопу любому продюсеру, тусуются между собой, и благодаря этому как-то выживают. А Орбитальная станция сама может организовать вечеринку: я сделаю так, чтобы мне все нравилось, прикину, сколько это будет стоить, и, в конце концов, я знаю, что нужно людям. Я все делаю сам и считаю, что результат, по крайней мере, удовлетворительный.

    Hardcore в Москве.

    Раньше местом габбер-тусы была Маяковка, а потом туда стали часто приходить гопники и, чтобы избежать ненужного кровопролития, такие встречи были отменены. Сейчас они вновь возобновились, на сей раз возле главного телеграфа. Будем договариваться с милицией, чтобы те следили не только внутри клуба, но и вне его стен.

    Hardcore Dj's

    Вообще отличий между нашими hardcore-DJs и иностранными нет. Мы все - одержимые люди, высокопрофессиональные DJs, в плане музыки тоже разница не особо чувствуется. Профессионал и здесь, и там знает, чего он стоит, если у него есть имя, он может выбирать вечерины. Например, Инстанция больше, чем я, заинтересована, чтобы я там играл. В Голландии с недавних пор стало модно заявлять на вечеринке, что ты русский, это полный бред. Ex-D называл себя Doctor Zhivago; на вечеринке Master Х и Boris Valeo (ID&T) играл гимн СССР. Однажды я спросил у Da Predator'а, почему нельзя просто пригласить русского DJ. Он отвечает - так дешевле. Это экзотика. Теперь Россия для них - хардкор, медведи, водка.

    Коммерческий и некоммерческий hardcore

    Люди, которые делают музыку от души, не задумываются о том, как заработать деньги - они просто делают то, что им нравится. А когда то, что делается с душой, получается неплохой вещью, она становится коммерцией. Нужно учитывать одно: эта вещь сделана с душой, т.е. не просто для того, чтобы стать модной. А если человек просто взял и сдернул все модные фишки, то, может, его творение и появится в чартах, но долго там не продержится. Любая музыка, которая продается, есть коммерция; если человек хочет продемонстрировать ее как можно большему количеству людей, то он автоматически подписывается под тем, что эта музыка коммерческая. Если человек делает музыку у себя в спальне, дает ее прослушать только своим друзьям и не хочет на этой музыке заработать ничего или, по крайней мере, вернуть то, что он вложил в аппаратуру, наверное, это некоммерческая музыка.

    Hекоммерческие вечерины

    Такие вечерины посещало ничтожное количество людей (туса сложилась еще до открытия Станции). Подобное делается из-за крутизны, гонки за странностями - чем странней, тем круче. Такие габберы называются габбер-бастерами (gabbah bastard). Они стали отходить от happy, искать что-то потяжелее. Они опустились и запутались в своих рассуждениях. Эволюция была такая: сначала габберы, потом экстремальные габберы, потом экспериментальные габберы. А сейчас их и нет уже, они ничего не делают.

    Девушки как hardcore-djs

    Я не видел ни одну реальную девушку-Dj. Если взять, к примеру, Кристину, то она не умеет играть: она модель и просто считает себя hardcore-Dj. Девушек-Djs нормальных вообще не бывает: они ко всему слишком несерьезно относятся. Да и сам режим работы достаточно тяжелый: тяжело, во-первых, сумку таскать. И потом, для этого постоянно надо быть в тусе, надо, чтобы девушку постоянно поддерживали, хотя, в принципе, девушка может на это рассчитывать. Когда красивая девушка за вертушками - это просто экзотика. Вообще предпринимались попытки научить играть свою девушку, но я не хотел бы, чтобы она вышла на сцену. Это абсолютно несерьезно. Или вот еще пример - на Марушу без слез не взглянешь: старая бабка, которая никогда не просыхает и до сих пор пластинку свести не может. Наверное, это все потому, что отношение такое: я - девушка, мне все простят.

    Hardcore-party по ту сторону бугра

    Я, когда попал на их вечерину в первый раз, удивился: стройные ряды перед входом в клуб, у нас-то это просто хардкор, настоящее рубилово на улице. Они стоят в очереди аккуратно, как на экзамен; аккуратно проходят. Внутри нет снующей охраны, никто никого не изобьет, много девушек, выглядят все примерно одинаково. А у нас люди более разношерстные и по возрасту, и по виду. У входа стоит полиция, которая тщательно обыскивает, даже проверяет помаду у девушек и в кроссовки смотрит. А буквально в трех метрах от входа стоит палаточка с надписью: "Проверяем экстази на качество" - за 2,5 гульдена тебе делают скребок с ней и говорят, что вы не умрете, если много не съедите. Качество звука, качество организации - у нас такое невозможно сделать. Например, вечеринка от Raiser в университетском городке: спортивный зал, 4 танцпола, звук расставлен так, что везде слышен и просто сносит башню, специально настраивается рабочее место Dj. А ведь это спортивный зал - нет ни сцены, ничего. Hо все так грамотно, такие конструкции (бетонные плиты, на них несколько автомобильных покрышек, перевязанных цепью; на них стоит стол, с которым ничего не случится, даже если на нем начнет прыгать BassD; сзади два огромных монитора) - все очень мощно. Нет толкотни ни на служебном входе, ни на центральном. Не надо бегать искать обычный шнур, из за которого, например, на прошлой Инстанции не существовало двух танцполов. И еще - у них есть деньги на все это. Hо зато у нас есть колбаса.

    Hardcore-party мечты

    Хотелось бы сделать что-то типа открытых площадок MysteryLand, несколько зон с разными стилями хардкора, чтобы не мешать все в кучу. Это должно будет быть большое мероприятие, фестиваль. Только без спонсоров это сделать совершенно нереально, т.к. люди не придут на вечерину, если билет будет стоить 200 рублей. Hо мы тут ничего поделать не можем: себестоимость акции будет именно такой, и мы опять вынуждены будем пойти на экономию на охране, звуке, организации. Провинциальный hardcore С ним все хреново обстоит. Хотя, например, в Туле сложилась реальная туса. Почему бы и нет в других городах?

    Hardcore на Станции-2000

    Сначала было 12 часов в неделю, 3 дня, потом меньше. Это связано с приходом разных программных директоров, которые весьма скептически относились к Х, как к музыке, способной дать радио заработать деньги. Знают, что это круто, на такие вечеринки ходит больше всего народа, но нужны, чтобы заработать деньги, дядьки, которые ездят в машине. Рекламный рынок на молодежь практически не ориентирован. Для имиджа оставили 2 часа в неделю и все хардкорщики будут слушать. Вообще, лучше меньше, да лучше, я бы не отказался еще от одного эфира, но 12 часов - перегруз, хотя тогда с материалом было покруче, материал приходил каждые две недели.

    Or-Beat и творчество

    На самом деле у меня просто нет времени, хотя это для меня очень интересно. Я совместно работал с Rebellion: "Убить тамагоччи" - очень удачная вещь, хотя она и была записана за две ночи. Сейчас с Че Геварой мы пытаемся делать что-то вроде гимна на русском языке, с гитарой и со всеми прогонами, что-то среднее между Абрахимовым и Армией Хардкора. А вообще я хотел бы вылезти на TV: сделать хороший, коммерческий клип - trancecore или happy.

    Эволюция Or-Beat'а

    Об этом должны говорить другие. Например, некоторые считают, что я зазнался. Hо это не так. Просто часто, когда нет возможности пообщаться с человеком, он считает, что ты его игнорируешь. А невозможно пообщаться со всеми, кто хочет поговорить с тобой, когда ты бежишь сломя голову за шнуром каким-нибудь. Или не можешь дать автограф... Hо мне приятно, когда меня узнают на улице, и, в принципе, я люблю общаться с людьми.

    Hardcore: культура, культ, бизнес

    Все вместе: это жизнь, я живу за счет этого, я живу этим.

    Rave

    Мне нравится идеология рейва, мне нравится слово "рейв". Когда много народу - это рейв.

    Музыка для души

    Jamiroquai, Robbie Williams. Разная музыка. Мне нравится очень многое, но не вся эфирная музыка. Иногда открываешь для себя старую пластинку, и так начинает колбасить от старой музыки, от хорошего микса. Люди возле приемников не видят, как я угораю: играешь-играешь и начинает переть, тогда я просто один прыгаю по студии. А иногда наоборот, устаешь от хардкора: недавно подбирал speedcore - у меня голова заболела.

    Смерть музыки

    Музыка может пережить пик развития. Например, год назад был пик electro, который был популярен в 80-е. Когда-то стиль был популярен, потом он стал существовать для узкого круга, а потом ррраз - и снова пик популярности. Тоже самое произошло с hardcore: в 96г. вокруг этого крутились нереальные деньги, а сейчас, конечно, все приобрело меньший размах. Вообще, деньги большие на танцевальной музыке не заработаешь. Hо хардкор сейчас не в говне. Конкретно в нашей стране все зависит от реальных персонажей. То, что Hardcore vs. Jungle в этом году собрал больше людей, чем в прошлом, без Грува и Дэна, доказало то, что Орбитальная станция сейчас является лидером в молодежной музыке.

    Смерть под музыку

    Надо еще пожить, но чтобы тебя и твою музыку запомнили, и главное - не быть говнюком по жизни, делать все честно. Я занимаюсь этим не из-за денег, а потому, что мне это нравится. Если же это, не дай Бог, случится, то будет большая туса...

    Сайт о музыке happy hardcore Copyright MyCorp © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz